НОВОСТИ

АНОНСЫ

СОБЫТИЯ

ГОЛОСОВАНИЯ

Честное слово купеческое

24.01.2015
На Руси достоинство ставилось выше выгоды

Честное слово купеческое. Существовало на Руси такое понятие. Скрепление сделки рукопожатием было крепче письменных договоров, а репутация ценилась дороже не только денег, но и жизни. Сегодня есть смысл восстановить в нашей исторической памяти своеобразный феномен – «честное купеческое слово». 

Купечество, существовавшее в России с незапамятных времён, вышедшее из торгующего крестьянства, становится полупривилегированным сословием в XVIII – начале XX века. В 1785 году российские купцы получают от Екатерины Второй жалованную грамоту, которая серьёзно возвышает их положение. Существовали три купеческих гильдии. К первой относились купцы, владевшие капиталом не менее 10 тыс. рублей. У них было право оптовой и розничной торговли (как в России, так и за границей), а также право заводить фабрики и заводы. Ко второй гильдии принадлежали купцы с капиталом от пяти до десяти тысяч рублей, они получали право розничной и оптовой торговли только в России. Исключительно розничную торговлю могли вести купцы третьей гильдии с капиталом от одной до пяти тысяч рублей.

После отмены крепостного права в экономическом плане вырвались на волю многие крепостные «хозяйственные мужики», ещё по указу Екатерины Второй получившие разрешение создавать свои собственные мастерские и небольшие производства (но не имевшие ни прав собственности, ни достаточного образования, ни капиталов). Дальше вперёд пошли их дети. Второе поколение купцов и промышленников было активным, предприимчивым, легко впитывало западный опыт и идеи. Ручное деревенское производство они заменили машинной техникой, вышли со своими товарами на мировой рынок, от единоличной собственности перешли к акционерной форме. В России появились акционерные общества и частные
банки.

Люди это были упрямые, хваткие и закалённые. Многие такие купцы и промышленники происходили из семей старообрядцев, которых государство и официальная православная церковь всегда держали в ежовых рукавицах. Как пишет историк Лев Краснопевцев, хранитель московского Музея предпринимателей, меценатов и благотворителей, «в этих условиях у староверов формировались необходимые для бизнеса качества – внутренняя дисциплина, способность к максимальной концентрации волевых усилий, стремление к независимости. Им было не до развлечений, не до танцев, не до табака и водки. Выживали самые крепкие, привыкшие зарабатывать и рассчитывать только на себя. И эти качества как нельзя более подходили для первого этапа развития российского капитализма». А потом в бизнес пришли их дети – третье поколение российских купцов и предпринимателей. Именно это поколение начинает тратить свои заработанные деньги на общественные нужды, на развитие в стране высокой культуры.

А теперь обратимся к истории старинного купеческого рода Расторгуевых. Дед нашего земляка Дмитрия Алексеевича Дмитрий Иванович Расторгуев считался временным московским купцом третьей гильдии уже в 1836 году. Причем сам он тоже происходил из купечества, но ярославского. Постепенно Дмитрий Иванович обжился и укрепился в Москве: приобрёл собственный дом на улице Солянка, с атлантами, поддерживавшими балкон над парадным входом.

Расторгуев вносил благотворительные пожертвования. Документально подтверждено, что в 1853 году, с началом Крымской войны, он пожертвовал 500 рублей серебром на госпитальные вещи, другой взнос в размере 1500 рублей серебром он сделал в 1855 году на государственное ополчение и другие военные надобности. Как у купца дела у него шли неплохо, и в 1865 году он вместе с сыном Алексеем основал торговую купеческую фирму «Д. и А. Расторгуевы», которая вела широкую торговлю сахаром, чаем, бакалеей и колониальными товарами.

В Москве Расторгуевы владели чаеразвесочной фабрикой и сетью магазинов по продаже своих товаров. Дмитрий Иванович, разбогатев, стал купцом 1-й гильдии, потомственным почетным гражданином. Рос и его авторитет в московском обществе. Дмитрий Иванович избирался депутатом Московской городской думы. Традиции отца продолжил сын Алексей, который вёл большую торговлю, участвовал в общественной жизни московского купечества. В 1867 году в качестве эксперта он сотрудничал с московской таможней, а с апреля 1871 года по июль 1874 года являлся гильдейским старостой. Кроме того, с 1869 года и до конца жизни Алексей Дмитриевич работал в качестве директора Московского попечительского о тюрьмах комитета.

Расторгуевых в московском обществе знали не только как преуспевающих купцов и общественных деятелей, но и как меценатов, которые вкладывали значительные личные средств в укрепление православия и для помощи «сирым и убогим». В 1894 году после смерти отца дела фирмы перешли к сыну Дмитрию Алексеевичу, которому в то время было тридцать девять лет. Продолжая дело, начатое отцом, он был избран гильдейским старостой. Кроме того, Дмитрий Алексеевич состоял почетным членом Александровской общины сестер милосердия в Москве.

Д. А. Расторгуев продолжал традиции рода и в качестве мецената. За свои труды в области благотворительности он был награждён орденами Святого Станислава второй и третьей степени. В 1898 году за большие услуги по попечительству общества о детях лиц, ссылаемых по судебным приговорам в Сибирь, Д.А. Расторгуеву высочайше был пожалован орден Анны третьей степени. За другие благотворительные дела Дмитрий Алексеевич был награждён несколькими золотыми медалями для ношения на шее: на Андреевской, Анненской, Станиславской и Владимирской лентах. Все награды – яркие свидетельства того, что благотворительность для Д.А. Расторгуева являлась важной стороной образа его жизни.


В начале прошлого века Д.А. Расторгуев после приобретения земли с вековым лесом основал дачный посёлок, а затем и железнодорожную станцию, назвав её своим именем. Поблизости поселились известные люди того времени: главный инженер железной дороги Громов, его помощник Тимофеев, купец Феоктистов. Купцы Простодушевы имели в Расторгуеве два дома, а купец Сысоев – целых шесть, в которых впоследствии разместился детский туберкулёзный санаторий.

Дмитрий Алексеевич только в наших местах имел значительную недвижимую и движимую собственность около села Тарычево. У него было 124 десятины земли, из которых сорок десятин находилось под лесом. В имении у купца были две двухэтажные деревянные дачи, скотный двор на двадцать голов скота, четыре деревянных конных двора на сорок лошадей и др. Фирма Расторгуевых существовала до 1917 года. В 1920 году в бывшем имении был создан совхоз «Расторгуево», вошедший в Горкинскую группу совхозов.

Вернёмся к разговору о кодексе чести как основе купеческих торговых отношений. Достоинство ставилось выше выгоды. Многие купцы того времени были вообще неграмотными. Обмануть такого человека, который не мог подписать купчие крепости и другие финансовые документы, ничего не стоило. Оформить купчую юридически было крайне сложно. Но честное купеческое слово было столь же значимым, как в буржуазной среде – дворянская честь или благородное происхождение.

Торговую сделку в купеческой России часто скрепляли не подписью и печатью, а крестным знамением. Можно скептически относиться к заключению сделок под честное слово, но в то же время необходимо понимать, что для купцов – в прошлом крестьян, православная этика – суть внутренняя мораль. Для них несоблюдение добродетелей – безбожность, а угроза невозвратного долга – бесчестие и грех.

Купцы дорожили признанием и уважением. Не случайно газета деловых кругов конца XIX века «Биржевые ведомости» выходила под девизом «Прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли». Выдающийся государственный деятель С.Ю. Витте писал, что в обороте государства пятьдесят миллионов купеческих денег. Отданы они были под честное слово.

Мне хочется рассказать еще об одном купце, нашем земляке Иване Гаврилове. Постараюсь сделать это в следующем выпуске «Ровесников».


Видновские вести. – 2014. - № 65. – 12 сентября. – С. 9.

Автор:  Филатова Виктория

Возврат к списку